» » БОРИС ПОСТОВСКОГО
 
 

БОРИС ПОСТОВСКОГО

Увеличить картинкуЖелание побеседовать с заслуженным тренером России Борисом Наумовичем Постовским об итогах выступлений российских команд на Олимпиаде в Турине возникло сразу же после завершения соревнований. Борис Наумович заинтересованно откликнулся на наше предложение: тренер, много лет возглавлявший сборную России и одержавший с ней немало побед, тяжело переживает любую ее неудачу.

После того как Постовский прислал ответы на заданные вопросы, нам показалось уместным построить материал в той же последовательности в форме монолога: настолько эмоционально Борис Наумович поделился своим мнением.



{mainlink_code_links}

Борис Постовский

Я внимательно прочитал материал Марка Дворецкого на вашем сайте, а теперь ещ? и Сергея Долматова в ?Спорт-Экспрессе?. И с тем, и с другим у меня более чем хорошие отношения, мы знакомы более 30-ти лет. Неоднократно они играли за команды, в которых я был старшим тренером. А сколько времени мы вместе провели на сборах - трудно даже представить, так много. Правда, это не мешало нам иногда спорить, отстаивать свои позиции. Вот и сейчас я не могу полностью согласиться с их выводами. Прошу не воспринимать и мои суждения как истину в последней инстанции...

Я не был на этой Олимпиаде, но переживал ежедневно. И когда я на несколько дней после Софии оказался в Москве без Интернета, то каждый вечер звонил Марине Долматовой, и она мне вс? подробно рассказывала, вплоть до позиций в партиях.

Мало того, что не видел вс? вблизи, я и после Олимпиады ни с кем из е? участников и тренеров не говорил. Даже когда поздравлял Петра Свидлера с 30-летием. Не хотелось сыпать соль на раны...

Команда на Олимпиаду поехала ФАНТАСТИЧЕСКАЯ (Dream Team)! Когда месяца за полтора до начала Турина я узнал от Сергея Долматова (по телефону) состав, то сказал, что в победе не сомневаюсь, т.к. лично знал всех как опытных и блестящих спортсменов.

Правда золото легко никогда не доста?тся. Уверенность у меня укрепилась после разговора (опять же по телефону) с Крамником, который рассказал, что с лечением вс? ид?т хорошо, и он готовится.

Но зв?здный состав (и здесь я с Дворецким согласен) - не является стопроцентной гарантией успеха, особенно, если несерь?зно подойти к подготовке.

На мой взгляд, именно в ней кроется первая причина неудачи. На тренировочный сбор не прибыли два Александра. Допускаю, что у них были какие-то причины, но тогда они не должны играть в Турине. И когда я был старшим (а позднее главным) тренером, все знали, что иначе быть не может: или танцы, или пение. Это не обсуждалось... Исключение, правда, делалось для Каспарова, который готовился по специальной индивидуальной программе. Спорным мне кажется и включение в команду Свидлера. Он дал согласие играть в Софии, что вполне резонно, ибо в такие супертурниры приглашают не часто. Прямо перед Софией наложилась ещ? и француская Лига. Уже к концу Софии было видно, что энергия иссякает.

А тут ещ? беда с Долматовым, который серь?зно повредил ногу. Я понимаю его желание поехать и помочь команде. Но Сергей же понимал, что не сможет быть на игровой площадке, а это крайне важно и обязательно для капитана команды. Надо было быть реалистом и, как это ни печально, отказаться от поездки. К сожалению, от травм никто не застрахован.

Как я понял по фотографиям из Турина, функции капитана легли на А.Мотыл?ва. Я хорошо знаю Сашу много лет. Он - отличный шахматист, хороший парень, и я всегда с симпатией к нему отношусь, болею за него. Но к капитанству он не имеет никакого отношения (также как и к тренерству). Cаша безусловно может быть полезен в подготовке к конкретной партии, но это другой вид работы. Я убежд?н, что с командой на Олимпиаде должен быть один человек. Все остальные - ПОМЕХОНОСИТЕЛИ. Другое дело - учебно-тренировочный сбор. Здесь могут быть и личные тренеры, и спарринг-партн?ры.

Каким должен быть Капитан команды (именно так его именуют на Олимпиаде), какими качествами обладать?

Надо быть человеком с опытом (жизненным), уверенным в себе и в успехе команды. Обладать ЭНЕРГИЕЙ и хладнокровием (не быть паник?ром), уметь решать организационные вопросы. И, конечно же, пользоваться уважением со стороны спортсменов. Ведь не случайно Капитана часто выбирают именно те, кто в команде играют.

Само собой подразумевается честность, порядочность и обязательность. Важно умение Капитана определить состав команды на игру и поставить конкретную задачу команде в целом и каждому игроку в отдельности.

Это невозможно без хорошего знания команд соперников и методов рефлексивного анализа.
Наставник (тренер, секундант, Капитан) должен уметь снять напряжение после игры, он безусловно должен разбираться также в вопросах психологии и педагогики.

Создать командный настрой и помочь команде сконцентрироваться в нервной и напряж?нной борьбе - вот главная задача! Важно создать ТАКИЕ условия, чтобы наиболее сильные стороны спортсменов были реализованы.

Капитан должен хорошо знать своих бойцов (как говорят, видеть их насквозь) и бережно к ним относиться, т.к. других в этом бою нет и не будет.

Безусловно, лучше заблаговременно определить состав команды и резерва, наметить и реализовать план подготовки. И это - одна из основных задач тренера сборной.

Часто зада?тся вопрос о необходимой шахматной квалификации тренера сборной. Мне думается, что в данном случае сила шахматиста ? вне обсуждения. Сам я никогда не был и не считаю себя сильным шахматистом. Правда, иногда мастеров обыгрывал, а звание мастера спорта СССР получил как чемпион страны в игре по переписке. В то же самое время, как мне кажется, я неплохо понимаю шахматы и тенденции их развития. Почему-то многим хочется, чтобы старшим (главным) тренером сборной был обязательно гроссмейстер. Я же считаю, что более важен набор качеств, о которых речь шла выше. В этом смысле для меня эталоном является Виктор Эммануилович Карт, с которым у меня до сих пор чудесные отношения (дай Бог ему здоровья!).

Тренерскому искусству (и пониманию шахмат) я учился у Александра Марковича Константинопольского ? большого шахматиста, теоретика, педагога и многолетнего тренера женской сборной СССР. Это был великолепный человек, много сделавший для развития шахмат в стране. Я уверен, что найдутся люди в России и на Украине (Константинопольский родился в Житомире в 1910-м году), которые проведут турнир к 100-летию со дня его рождения. Мы общались много лет, и я многое у него перенял, включая знаменитый термос и чаепитие.
Пониманию шахмат в студенческом возрасте я учился также у Леонида Шамковича и моего друга - Владимира Либерзона.

Интересно, что тренером сборной России я стал случайно. В 1994-м году (кажется, это было в апреле) мой хороший товарищ Юра Разуваев уговорил меня пойти на Пленум (перевыборный) Российской Шахматной Федерации. Я очень сопротивлялся, но поддался уговорам.

Президентом РШФ избрали Андрея Макарова, а потом приступили к избранию старшего тренера сборной. Г.Каспаров был активен и в этом вопросе, и предложил кандидатуру Е.Свешникова. Женя отказался, мотивировав свой отказ желанием попасть в сборную (он тогда действительно очень сильно играл в командных соревнованиях: побеждал Н.Шорта и других сильных гроссмейстеров). Гарри предложил Н.Рашковского, но почему-то и тот отказался. Голосовать по данному вопросу могли только гроссмейстеры. И вот тогда Александр Панченко неожиданно предложил мою кандидатуру. Помню, что Каспарову это не очень понравилось... Мы были в хороших отношениях, но он, видимо, считал, что более авторитетен был бы на этом месте гроссмейстер. Было порядка 30-ти гроссмейстеров, которые меня избрали почти единогласно (кто-то воздержался).

Думаю, что и сейчас такая форма избрания тренера сборной заслуживает внимания. Может быть, должны голосовать только члены сборной и кандидаты в не?, и этот список (думаю, что 12 человек) должен предварительно быть утвержд?н Тренерским Советом.

В США, например, игроки избирают Капитана непосредственно перед соревнованием.

Я неоднократно предлагал РШФ свою кандидатуру на пост Капитана, т.к. считал и считаю, что в России сегодня есть вс? необходимое для победы (и великолепные гроссмейстеры, и условия для подготовки и финансирование, и государственная поддержка, и вс? понимающий Президент федерации Александр Жуков). И здесь я не разделяю пессимизма М Дворецкого, что сегодня наша сборная может выиграть только 1-2 раза из четырех.
Другое дело (а здесь я с Марком согласен на 100%), что необходима регулярная целенаправленная работа с резервом. А кто мешает?
Почему РШФ не приглашает М.Дворецкого для работы с резервом сборной? Хотелось бы услышать ответ на этот вопрос...

А теперь зададимся вопросом: могла ли вс?-таки команда в Турине победить? Я утверждаю, что - ДА!

Блестящий старт: 8 из 8. В моей практике такого не было ни разу.

На самом деле, это здорово, т.к. команда сразу занимает бровку и выходит на сильных партнеров, что в дальнейшем определяет лучшие дополнительные показатели, да и лидеры команды могут, наконец, вступить в борьбу (не стрелять же из пушки по воробьям!).

Правда, в первом туре были определ?нные проблемы. В это время в Софии был последний тур, и Петя, у которого в номере был Интернет, рассказывал мне в реальном времени, что у Рублевского битая ничья, а у Морозевича - опасная позиция. Но вс? закончилось благополучно.

И вот играется третий тур. Почему я на н?м подробно останавливаюсь? Играем с плотной командой Германии. Матч сложился благоприятно: отлично начинает Крамник, побеждает Бареев, в лучшей позиции Юсупов соглашается на ничью с Грищуком, и стоит равный эндшпиль у Рублевского с Графом (Ненашевым). Одного взгляда опытного капитана было достаточно, чтобы зафиксировать ничью. Ведь игра ид?т при постоянном недостатке времени с опытным гроссмейстером, а ничья ч?рными - хороший результат. Был бы рядом Долматов, но... Сергей досадно проиграл, стремясь к победе, играя на выигрыш. Хорошо представляю его переживания, вижу его красное лицо. Приятного мало, но несмертельно, ведь только третий тур. Вспоминаю как на Олимпиаде в Элисте (1998 г.) за три тура до конца Рублевский сразу после первого контроля, долго думая над ходом в равной позиции, сделал второй ход варианта и тут же сдался Ваганяну. Он сидел и не мог долго подняться. Но кто от этого застрахован? Важно избежать гипертонического удара, - это главное. Через несколько минут я подош?л к его стулу и обнял за плечи. Отч?тливо помню, что в этот момент думал только о его здоровье. Не знаю, какая была установка на игру в данной партии. Поражение досадное, и, видимо, вечером на собрании команды был серь?зный разговор. Но на самом деле ничего не случилось: выиграли очередной матч, и прозвенел звонок, что ничья - лучше поражения. Как правило, проигравшего на следующий день не ставят, дают отдохнуть,придти в себя и настроиться на дальнейшую борьбу. В 4-м туре состоялись прекрасная победа над Китаем и удачный старт Свидлера. Команда имеет + 11 после 4-х туров. Можно ли представить, что она в оставшихся 9-ти турах набер?т только + 1, а без Крамника и вовсе ? 2?! И, конечно, в 5-м туре надо было ставить С.Рублевского. А почему нет? Он был на сборе, готовился и отдохнул накануне. Из интервью С.Долматова следует, что он не собирался ставить его и дальше. Повторилась картина Израиля, когда после ничьей в первом туре один Сергей попал в немилость другому и был снят с пробега.

Никто из нас не застрахован от ошибок, но нельзя дважды наступать на одни и те же грабли. Проще всего обвинить С.Рублевского, проигравшего три партии, но мне кажется это неверным.

Долматов чистосердечно и правильно говорит, что сделал ошибку, когда поставил Рублевского по просьбе В.Крамника (он не собирался его ставить в 6-м туре). И здесь я с ним согласен: нельзя менять принятого решения, т.е., нельзя не доверять своему внутреннему голосу.

Однажды я допустил подобную ошибку будучи ст. тренером сборной Москвы на Спартакиаде Народов СССР (1979г. Москва) .После провала на предыдущей Спартакиаде в Риге (5 место) мы решили взять реванш. Провели 3 сбора (зимой, весной и летом).Создать команду было непросто, т.к. многие между собой просто не разговаривали, а некоторые враждовали. Но за сч?т сборов многое удалось смягчить. Мы лидировали с первого до последнего тура. И когда первое место было практически в руках (опережали на пол-очка Украину, прич?м нам предстояло играть с Ленинградом, а Украине - с более сильной и амбициозной Россией), я допустил страшную ошибку. Что же произошло?

Ещ? накануне дня доигрывания перед последним туром я сообщил состав на решающий тур: вместо Е.Васюкова (ч?рными) против предполагаемого М.Цейтлина играет Д.Бронштейн (он был запасным). На собрании команды я объяснил, что Женя с Марком играет не всегда удачно, и все были согласны.

В день последнего тура примерно в 10 утра ко мне в штабной номер приходит Васюков и говорит, что он хотел бы играть...И когда я ему ответил, что об этом не может быть и речи, открывается дверь и входит Давид Ионович со словами, что он не хотел бы играть. Я был в смятении. Внутренний голос подсказывал мне, что этого делать нельзя. Времени для дополнительных консультаций не было, надо было ехать подавать заявку. И я поддался давлению гроссмейстеров.
Чем вс? закончилось? Васюков проиграл, Украина выиграла 6:3 (что было маловероятно, но В.Цешковский подставил фигуру В.Тукмакову). Мы разделили 1 место, но по дополнительным показателям стали вторыми. Я же две недели был в тяж?лом состоянии (сильнейшая депрессия), хотя Спорткомитет Москвы высоко оценил наш результат (впереди России!).

У меня не было достаточного опыта в тот момент. Но после этого случая я решил ещ? более прислушиваться к внутреннему голосу и строго ему следовать. Такую же ошибку допустил и С.Долматов.

Странно, что Долматов высоко оценивает результат А.Грищука. То ,что он сыграл 11 партий и из них 7 ч?рными, нельзя отнести к достижению...
А то что Александр в последних 9-ти партиях набрал только 5 очков ? не результат для столь одар?нного и классного шахматиста.

Тем, что Рублевского не поставили в пятом туре, его травмировали. Сергей относится к числу внушаемых людей,и с такими спортсменами надо быть особенно деликатными.

Теперь о плохой форме Морозевича. Естественно, что первую неделю после Австралии соображаешь хуже, если не сказать плохо. Но я о другом: часто в команде у кого-то игра не ид?т, не вс? получается. Именно такому спортсмену нужны максимальное внимание и помощь. Крайне важно его сохранить, не позволить зациклиться на этом, убедить, что это временно. Ведь всякому понятно, что не нужно идти на головоломные осложнения, когда голова плохо работает. Ясно, что и задачи следует ставить посильные: сделать ничью за сч?т класса, играть быстрее, чтобы избежать цейтнота. Другими словами - переждать. Это как в картах: зажаться, когда карта не ид?т. Ведь к утру пойд?т, как у нас говаривали.

Хорошо помню Олимпиаду в Ереване. Плохо себя чувствовал Крамник, игра не складывалась, иногда были сильные головные боли. Не ставить его совсем я не мог, т.к. в связи с плохой водой у многих были определ?нные проблемы.

Я ему сказал, что ничья в таком состоянии - прекрасный результат. Он бился из последних сил, сделав 9 ничьих (без побед и поражений). Но команда видела, как он борется, иногда обливаясь потом... Разве это нам помешало победить?

Уверен, что если бы А.Морозевичу поставили задачу в партии против Саргиссяна не проиграть, он решил бы эту задачу, видимо, иначе разыграв дебют. Крайне важно учитывать состояние спортсмена. Но на самом деле должен был играть Рублевский, и команда выиграла бы матч у Армении.

Сложилось впечатление, что была установка обязательно побеждать на 4-й доске. Но именно здесь мы вс? проиграли...

Сопротивляемость в шахматах очень велика и, если это не грубый просмотр, то, как правило, допускается не одна ошибка. Прич?м, обычно они группируются, т.е.следуют одна за другой. Так часто бывает и в жизни, так получилось на этот раз и на Олимпиаде.

Повторюсь, но способствовала этому, к сожалению, и травма С.Долматова. Слишком много было в игре НЕРВОЗНОСТИ, поэтому так много и проиграли (установлены все мыслимые и немыслимые рекорды). Увы, но не вс? так просто в нашей жизни...


Теперь о влиянии контроля на стирание разницы в классе между соревнующимися.

Контроль на Олимпиаде, мягко говоря, непонятный. Это что-то среднее между классическими и быстрыми шахматами. Я хорошо помню, как его вводили, аргументируя важностью показа по Телевидению...

Этот контроль в какой - то степени делает Олимпиаду соревнованием любительским или полупрофессиональным (как хотите).Дело в том, что профессионалы играют либо с классическим контролем, либо в быстрые шахматы. Играют многие и на ICC, но здесь я не знаток.

Играть конечно можно и с таким контролем, но к нему надо специально готовиться. Каждому важно для себя сформулировать (зафиксировать) момент перехода на быстрые шахматы. Скажем, первые 25-30 ходов вы играете как с классическим контролем, а затем переходите на темп быстрых шахмат. И здесь требуется определ?нная, специально продуманная тренировка на сборах. Профессионалы должны на какое-то время несколько менять алгоритм принятия решений, больше доверяясь интуиции.

Видимо, поэтому отказывается играть Веселин Топалов (думаю, что это - главная причина, т.к. сильно отда?т любительством), но вс?-таки большинство играет, перестраивается. А что оста?тся делать? И, конечно, легче это делать тем, кто проводит перед Олимпиадой полноценный сбор(желательно с привлечением резерва). Надо обязательно поиграть с укороченным контролем, порешать упражнения на быстрое принятие решений. Как я понимаю, сегодня у РШФ возможности проведения УТС есть. Но перед данной Олимпиадой они были использованы совсем слабо.

Думаю, что как минимум надо играть с контролем 100 минут (вместо 90) на партию с добавлением 30 секунд ,начиная с первого хода. Заслуживает внимания и новый контроль в Форосе. Последнее слово здесь должно быть за АШП (т.е. за гроссмейстерами). Я - сторонник компромиссного контроля:100 минут на первые 40 ходов, затем 20 минут на последующие двадцать ходов и по 30 секунд до конца, начиная с первого хода.

Несколько слов относительно начала последнего тура. Ведь это по сути ФИНАЛ - решающий тур.

Как можно переносить его на утро, да и зачем? Ведь тур длится всего 4 часа, а не 7.Даже если начать в час дня, то легко закрытие провести в 7-8 вечера. Читаю, что ФИДЕ прислушивается к АШП... Думаю, что абсурдность этого очевидна всем (просто какое-то вредительство на ровном месте при попустительстве АШП. С Пашей Трегубовым у меня всегда были добрые отношения, и надеюсь, что больше этого безобразия АШП не допустит).

Кто может стать тренером сборной?
Я думаю, что Сергею Долматову лучше подать в отставку (может быть, он это уже сделал). Он - специалист высокого класса и без работы не останется. Да и здоровье сбереж?т. Я лично знаю многих шахматистов, которые мечтают о возможности поработать с ним. Уверен, что и он себе цену знает.

Кого-то сразу предложить - сложно. Здесь важно мнение ведущих гроссмейстеров и Тренерского Совета. Нужны взаимные консультации. Не вижу смысла просто кого-то назначить волевым решением.

Более важно, на мой взгляд, разработать и утвердить общие принципы формирования сборной и е? резерва, а также заблаговременно разработать план их подготовки и участия в чемпионатах Европы, Мира и Олимпиадах.

Это должно делаться каждый раз примерно за год до начала соревнований. У России проблема не в отсутствии сильных шахматистов, а в том, что их очень много, и надо грамотно использовать их возможности. Приведу пример: на чемпионат Европы подключили молодых и сильных Тимофеева и Мотыл?ва. Отличное решение! Но вместо подготовки они отправились играть в коммерческие турниры. Как это возможно?

Шахматисты должны стремиться и пробиваться в сборную. Совсем не обязательно, чтобы каждый раз играли одни и те же. Гораздо важнее, чтобы люди стремились, добивались, ибо без мотивации и большой подготовительной работы нельзя победить. В 1997,1998 и 2000 годах за команду по разным причинам не играли Каспаров и Крамник. Было трудно, но побеждали!

Ещ? раз подчеркну важность регулярной работы с резервом: минимально три сбора по 12 дней в году. Вот где опыт и знания таких специалистов как Дворецкий, Долматов, Зайцев, Разуваев, Дохоян, Балашов, Цешковский, Чехов (список можно продолжить) должны быть использованы в полной мере. Тогда наши гранды почувствуют дыхание в спину, а это сейчас крайне важно.

Что касается планирования, то сроки важнейших крупных соревнований известны заранее, и с приглашениями организаторы стараются не тянуть. Здесь вс? зависит от опыта и энергии главного тренера и работоспособности исполнительной дирекции Федерации.

Относительно женской сборной и работы с ней.

У меня нет большого опыта, но хорошо знаю, что это намного сложнее, чем работа с мужчинами.
Безусловно должно быть, как минимум, столько же сборов, как у мужчин (лучше ? больше!) с привлечением резерва и опытных тренеров. Потенциал команды колоссальный. В Турине были близки к золоту, но... концентрация украинок в решающие моменты борьбы оказалась выше. Важно проанализировать ошибки (и не только шахматные), чтобы их не повторять. Уверен в грядущих успехах нашей команды!

Отставка Ю.Яковича произвела на меня удручающее впечатление. Прежде всего по форме и несвоевременности. Вс? было сделано в духе советских врем?н.

Ю.Якович вкладывал душу в эту работу. Как человек и специалист, он заслуживает всяческого уважения. Нельзя так грубо и топорно вс? делать... По тем или иным причинам возможна замена тренера, но вс? надо делать корректно, деликатно и вовремя.

Хочу воспользоваться случаем и добавить, что я очень рад успеху моих добрых друзей Аршака Петросяна и Вячеслава Эйнгорна!

Поздравляю их и великолепных подопечных с блестящей победой в Турине!

Вопросы и подготовка к печати - А.Кентлер

 
 
 
 
 
   
   
Добавление комментария
   
 

 




Рейтинг сайтов YandeG

 
 
Copyright © 2005 - CHESS-PORTAL.NET
Дизайн — New Studio Usability
ncu-design    Уникальный контент сайта защищен
Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike. Использование материалов фотографического и текстового характера разрешена с указанием источника.