» » Из воспоминаний доктора Рея Ардида
 
 

Из воспоминаний доктора Рея Ардида

В 20-е годы я, как многие юноши, увлекся шахматами. И тогда же я первый раз услышал об Анри Ринке. Мой отец был командиром воинской части, и в полковой библиотеке я нашел книгу «150 окончаний». Тогда, она произвела неизгладимое впечатление, побудила более пристально устремить взор на искусство окончаний, и вызвала восхищение мастерством Ринка.

 

Спустя 10 лет я одержал победу в шахматном чемпионате Испании. В то же время мне доверили вести раздел, посвященный шахматам, в барселонской газете «La Vanguardia». Однажды, абсолютно не ожидая, я ответил, и постепенно у нас появились дружеские отношения, которые оставались теплыми до самой смерти Ринка. Умер он 18 февраля 1952 года, ему исполнилось 82.

Писали мы друг другу относительно часто, где-то два письма в месяц. Ринк имел превосходный почерк, радовавший глаз. Он любил присылать новые композиции, чтобы я мог опубликовать их в своем разделе, постоянно писал в неповторимом стиле о важных мировых событиях в мире шахмат.

Если я посещал Барселону, то неизменно встречался с Ринком. До сих пор я вспоминаю эти встречи с большим удовольствием.

Ринк родился в 1870 году в Эльзасе и был чистокровным французом, но говорил при этом с немецким акцентом. Огромный, с крупной фигурой и массивными плечами, он выглядел настоящим великаном. Его специальностью была химия. Некоторые его идеи по очистке растительного масла даже получили свое применение на фабриках. За время работы в Барселоне, он подружился с рядом известных испанских проблемистов, такими, как В. Марин, Х. Палюзи, д-р Пуиг и другими. Затем, он осел в Бадалоне, небольшом городке близ Барселоны и прожил там до конца своих лет. У Ринка была жена и сын Генри. Не став таким поклонником шахмат, как его отец, его сын постоянно помогал Ринку с публикацией и корректировкой его книг. Последняя книга Анри пошла в печать всего за 6 дней до его смерти. Выполняя последнюю волю покойного, первый изданный экземпляр книги положили после смерти ему под руку.

Возвращаюсь к шахматам. Составление и анализ художественных этюдов было не просто хобби, но второй профессией Ринка. Благодаря ему мы обладаем одной из лучших квалификаций этюда… Он был предельно скрупулёзен в своей работе, до тех пор не удовлетворялся своими произведениями, пока не убеждался полностью, что все в порядке. Этим объясняется и то, что он был наиболее плодотворным этюдистом всех времен, и то, что его этюды крайне редко опровергаются. Все же когда такое случалось, он тратил дни и недели, пока не убеждался, что ничего больше с этюдом сделать нельзя…

Ринк чувствовал, что гениален и не приклонялся ни перед кем, разве что перед И. Бергером, считая его человеком, положившим основы современного этюда. Не любил Ринк только А. Троицкого, не упуская возможности подколоть и высказать пренебрежение его идеями. Возможно, он подсознательно чувствовал, что Троицкий более одарен в создании композиций и это его угнетало.

Ринк занимает выдающееся место среди создателей этюдов. Такой беспристрастный и авторитетный автор, как Шерон, сказал, что Ринк – лучший композитор этюдов в мире. Немало произведений Ринка были инспирированы партиями мастеров, и, наоборот, артистические маневры, найденный Ринком, были использованы в ряде сыгранных партий. Почти все его произведения заканчиваются теоретическими позициями, разработаны в мельчайших деталях. Наконец, ему удалось, причем с большим успехом, свести вместе этюд и задачу: некоторый из его работ основаны на задачных темах.

А. Ринк, наряду с А. Троицким, братьями Платовыми и Л. Куббелем,
общепризнан как классик художественного этюда.

 
 
 
 
 
   
   
Добавление комментария
   
 

 




Рейтинг сайтов YandeG

 
 
Copyright © 2005-2017 CHESS-PORTAL.NET
Дизайн — New Studio Usability
ncu-design    Уникальный контент сайта защищен
Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike. Использование материалов фотографического и текстового характера разрешена с указанием источника.